Лошади запряженные в карету

Лошади запряженные в карету

Оглобельно-дуговая (или русская) запряжка состоит из оглобель, дуги, уздечки, хомута, шлеи, седёлки, чересседельника, подбрюшника, вожжей. Оглобли — пара прямых или слегка изогнутых жердей, надетых одним концом на ось повозки (или прикреплённых к саням), а другим концом, обычно, прикреплённых к дуге. Дуга — изогнутая в виде дуги тугая деревянная палка (из лёгкой двевесины ветлы, прочной древесины вяза или др. [2] ), распирающая оглобли и прихваченная к хомуту гужами (кожаными ремнями в виде глухих петель) [3] [4] [5] ; предназначена для отведения оглобель от лошади (иначе от рывков при трогании с места, от толчков из-за неровностей дороги, от растяжения ремней на коже лошади могут возникнуть потёртости) [6] . Оглобельно-дуговая запряжка бывает одиночная (для одной лошади), парная и троичная. При парной запряжке одна лошадь идёт в оглоблях, вторая — пристяжная «на отлёте». При троичной упряжке одна лошадь — коренная (средняя) — идёт в оглоблях под дугой, две других лошади — пристяжные (боковые) — прикрепляются постромками к вальку ( короткому круглому бруску у передка повозки, предназначенному для прикрепления пристяжных лошадей постромками [7] [8] [9] ), в свою очередь присоединённому к ваге ( поперечному бруску, предназначенному для распределения силы тяги между запряжёнными животными).

Оглобельно-постромочная запряжка [ править | править код ]

Оглобельно-постромочная (или английская) одиночная (для одной лошади) запряжка состоит из оглобель, постромков, уздечки, хомута, седёлки с подпругой, шлеи, чересседельника, подбрюшника, вожжей и не содержит дуги. Постромки — прочные витые верёвки или ремни, при помощи которых передаётся тяговое усилие лошади (или другого животного) с хомута на вальки. Лошадь тянет за постромки, прикреплённые к хомуту, а оглобли служат для поворотов и сдерживания повозки на спусках. Зачастую используются укороченные оглобли, прикрепляемые не к хомуту, а к седёлке (крытой кожей подушке, служащей опорой для чересседельника (ремня, протягиваемого от одной оглобли к другой) [7] ). Для более лёгких повозок используется также шорочная запряжка, где вместо хомута используют шорку. Шорка — приспособление, одеваемое на грудь лошади, предназначенное для передачи тягового усилия лошади через постромки на повозку (или сани).

Постромочно-дышловая запряжка [ править | править код ]

Постромочно-дышловая парная (для двух лошадей) запряжка состоит из постромков, дышла, уздечки, хомута, вожжей, цепи-напильника. Дышло — одиночная оглобля в парной упряжи (одна между двумя лошадьми). Комель (толстая часть) дышла присоединён к поворотному передку (или единственной оси) повозки (или прикреплён к саням). Вершина дышла присоединена ремнями (гужами) к хомутам. Дышло поворачивает передок и везёт за собою всю повозку. Тяга обычно осуществляется через постромки.

Дышло также используется в четвёрке в ряд (так называемой тачаночной запряжке, в античности — квадриге), где средние лошади запрягаются в дышло, а крайние (пристяжные) тянут за постромки, прикреплённые в концам ваги.

Постромочная запряжка [ править | править код ]

Постромочная запряжка содержит постромки, не содержит оглобель и дышла, не позволяет сдерживать повозку и потому используется при сельскохозяйственных работах или с повозками, оборудованными тормозом.

Комбинированная запряжка [ править | править код ]

Комбинированная запряжка представляет собой сочетание оглобельной или дышловой запряжки с постромочной. Используется в случае большого числа лошадей. Названия лошадей по их роли в комбинированной запряжке:

  • коренник — лошадь, запряжённая в оглобли или припряжённая к дышлу. Используются не только для тяги и поворота, но и для сдерживания повозки. В качестве коренников используют лошадей более рослых и массивных;
  • пристяжная лошадь — лошадь, расположенная рядом с коренником в паре, тройке или тачаночной запряжке. Припрягается с помощью постромков, тянет вперёд и участвует в поворачивании повозки;
  • выносная лошадь — лошадь, припряжённая впереди коренника постромками и тянущая вперёд.
Читайте также:  Копчение с помощью электростатики

Цуг [ править | править код ]

Цуг — вид упряжки, в которой лошади идут либо гуськом (друг за другом; так называемая запряжка «гусём»), либо парами, одна за другой. При запряжке цугом пар лошадей используется дышло, к которому припрягаются одна или (в случае шести или более лошадей) две пары лошадей — коренников; остальные лошади — выносные.

Возможные причины ограничения доступа:

Доступ ограничен по решению суда или по иным основаниям, установленным законодательством Российской Федерации.

Сетевой адрес, позволяющий идентифицировать сайт в сети «Интернет», включен в Единый Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Сетевой адрес, позволяющий идентифицировать сайт в сети «Интернет», включен в Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространяемую с нарушением исключительных прав.

Д о изобретения автомобилей и повсеместного железнодорожного сообщения путешествия на дальние (и не очень) дистанции в России чаще всего совершали на конных экипажах. Энциклопедию русского безмоторного транспорта в литературе составила Софья Багдасарова.

Владимир Соллогуб в повести «Сережа» писал: «Вот мчится телега ― буйная молодость русских дорог; вот переваливается бричка, как саратовский помещик после обеда; вот гордо выступает широкая карета, как какой-нибудь богатый откупщик; вот дормез, вот коляска, а за ними толстый купец-дилижанс, выпив четырнадцать чашек чаю на почтовом дворе». В России в самом деле существовало множество типов конных экипажей, которые к тому же в разных регионах изготавливали по-своему. Также они различались по назначению, конструкции и статусу владельца.

Б — Бричка

Это слово польского происхождения, оно обозначает легкую четырехколесную дорожную повозку, иногда без рессор. Кузов у брички мог быть как открытым, так и закрытым: кожаным, плетеным или деревянным.

Именно в бричке путешествовал главный герой «Мертвых душ» Николая Гоголя — Павел Иванович Чичиков. Его бричка была «довольно красивая, рессорная», да еще и с удобствами: верх кузова был «от дождя задернут кожаными занавесками с двумя круглыми окошечками, определенными на рассматривание дорожных видов». Это был вполне приличный дорожный экипаж для такого чиновника, как Чичиков, подобающий его рангу, пусть и, как сегодня сказали бы, «не представительского класса».

Возможно, поэтому многие русские классики описывали бричку как крайне шумный транспорт. Бричка Льва Толстого подпрыгивала, у Шолохова она гремела или громыхала, а Александр Серафимович писал, что «за ней покатилось нетерпимо знойно-звенящее дребезжание». Давид Бурлюк, посвящая стихи некой птичке с невыносимым голосом, сравнивал ее со старой разломанной бричкой.

В — Возок

Термин употреблялся для зимнего вида транспорта — крытой повозки на полозьях. Возок хвалят за тепло, в нем комфортно, можно ехать лежа — «валясь в возок под меховые попоны» (Амфитеатров). Он «наполнен перинами, подушками и пр.» (Виктор Шомпулев). По окнам его могли обивать медвежьим мехом, чтобы не дуло, а изнутри отделывать красным сукном или даже бархатом.

Отмечают, как он легко шел по снегу. Борис Чичерин честно признается: «Когда я, разряженный, сел на возок, мне хотелось все ехать и ехать и никогда не доехать». Наконец, «Покоен, прочен и легок / На диво слаженный возок», в котором отправляется у Некрасова жена декабриста княгиня Трубецкая. Транспорт этот считался тяжелым, неуклюжим и барским, старомодным: в «боярском возке» везут провинциальную Татьяну Ларину на ярмарку невест.

Читайте также:  Деревня рябцево малоярославецкого района

Д — Дормез

Словом, происходящим от французского «спать», называли большие кареты, в которых можно было вытянуться. Покупка иностранных дормезов была предметом гордости. Неслучайно Жуковский пишет на Чичерина эпиграмму: «Сибири управленьем / Мой предок славен был, / А я, судьбы веленьем, / Дормез себе купил».

Д — Дровни

Дровни — это крестьянские сани для перевозки грузов. Писатели XIX века сами на подобном не ездили, зато часто сажали в них персонажей из низшего сословия: вспомним пушкинское «крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь» и «везет лошадка дровеньки» из песенки про елочку. Поэтому-то в 1918 году Цветаева патетически восклицает: «Кровных коней запрягайте в дровни! / Графские вина пейте из луж!»

Д — Дрожки

Этим говорящим словом называли легкий экипаж на рессорах, который мог развивать большую скорость — и, естественно, дрожать. У Пушкина дрожки «удалые» и увозят «красоток молодых», «щегольские»; у Лермонтова — «лихие». На «щегольских дрожках» ездит неприятель Голядкина в «Двойнике» Достоевского. Звуки они издают следующие — дребезжат (Алексей Жемужников, Константин Фофанов) и гремят (Иван Никитин).

Булгарин пишет, что дрожки — это «самый беспокойный экипаж в мире». «Это не экипаж, — кричали цивилизаторы, а пытка; он постыдный остаток варварства, он трясет все существо человека не хуже лихорадки», — писал Иван Кокорев в рассказе «Извозчики-лихачи и ваньки».

К — Кабриолет

Это были легкие двухколесные экипажи без козел — то есть для людей, которые хотели править самостоятельно. Экипаж этот был элегантным. Так, у Писемского «неуклюже и робко полез в довольно высокий кабриолет» персонаж по имени Елпидифор Мартыныч, чье имя сразу выдает его неуместность в щегольском транспорте.

В них хорошо было катать девушек: «Из-за леса несся к его деревенскому дому легкий кабриолет, где сидела розовенькая от воздуха и быстрой езды Груня, не без страха прижавшаяся к своему молодому другу» (Александр Шеллер-Михайлов). Управлять им было так легко, что за вожжи брались даже дамы.

К — Карета

Расхожее слово обозначало закрытый экипаж на четырех колесах и рессорах. Употреблялось оно достаточно широко. А порой становилось и универсальным средством спасения — «Карету мне, карету!» («Горе от ума»).

У Федора Кони был водевиль «Карета, или По платью встречают, по уму провожают» о важности транспорта для престижа.

К — Кибитка

Словом, заимствованным у кочевников, в России называли крытую повозку. Часто верх у нее был на дугах и мог откидываться — напоминая «бабушкин чепчик» (Николай Телешов). Хорошая кибитка — значит, «с просторным волчком и двойным рогожным навесом» (Иван Лажечников) или «с кожаным верхом и наглухо застегнутым фартуком» (Павел Мельников-Печерский).

Вяземский посвятил ей целое стихотворение, весьма злобное: «А подвижной сей каземат, / А подвижная эта пытка, / Которую зовут: кибитка». Пушкин более жизнерадостен: «Бразды пушистые взрывая, летит кибитка удалая». С другой стороны, в своих «Дорожных жалобах» он стенает: «Долго ль мне гулять на свете / То в коляске, то верхом, / То в кибитке, то в карете, / То в телеге, то пешком?»

К — Коляска

В России под «колясками» понимали множество видов рессорных открытых экипажей. Например, разновидностями городской коляски были ландо и фаэтон. В Европе же, напротив, «коляской» назвали конкретный вид модного экипажа.

Коляска стала героиней одноименной повести Гоголя: владелец там хвастается, что она легка как перышко, а рессоры такие, будто «нянька вас в люльке качала». В итоге оказывается, что хвастовство пустое. Одноименное стихотворение ей посвятил Вяземский: «Несется легкая коляска, / И с ней легко несется ум». Красивая коляска — вопрос престижа: Долли Облонская и ее кучер стесняются своего старого, залатанного экипажа во время визита в деревню Вронского.

Читайте также:  Домашний цветок рождественская звезда фото уход

Заканчивается все это с техническим прогрессом: «Элегантная коляска, в электрическом биеньи, / Эластично шелестела по шоссейному песку» (Игорь Северянин).

Л — Ландо

Коляска, названная в честь немецкого города, была четырехместной, с поднимающимся верхом, который по желанию превращал ее в карету. Жуковский в «Поездке на маневры» рассказывает, как крыша как-то отказалась раскрыться: «Туда, сюда, ландо упрям; / Он всех переупрямил дам, / Принудил их переселиться / Без церемонии в другой, / А сам отправился пустой».

Красивое иностранное слово обозначало модный вид транспорта, обязательный для человека из общества. Герою Мамина-Сибиряка нужно именно ландо, чтобы «показать им всем, что и я могу ездить, как они все».

С — Сани

Еще одно средство передвижения, надолго прописавшееся в поэзии. «И растопорщивши оглобли, сани ждут, / Когда их запрягут» (Жуковский); «К городу Рязани / Катят трое сани, / Сани развальные / Дуги расписные» (Мей). В отличие от дровней, в санях можно заметить не только крестьян. Дворяне владеют собственными санями и ездят в них, улегшись поудобнее и закутавшись в теплые полсти и одеяла.

У Плещеева в «Зимнем катанье» и у других авторов их кроют ковром. В «Женитьбе» Гоголя в роспись приданого входят дрожки и «сани парные с резьбой, под большой ковер и под малый». У Николая Телешова упоминаются сани «с ковровым задком и мягким сиденьем». Обильно употребляется поговорка «Не в свои сани не садись».

Т — Тарантас

Тарантасом называлась особая крытая повозка на длинной продольной раме, уменьшавшей тряску в долгом пути. Часто он ветхий и дребезжащий (Сергей Соловьев), идет вперевалку (Иван Суриков). У Соллогуба в повести «Тарантас» главный герой совершает в нем путешествие по России — разумеется, сатирическое, и колымага в итоге превращается в аллегорию.

Но если «тарантас скрипит» у Брюсова или Блока — то это уже нарицательное.

Т — Телега

Если верить нашим поэтам, телега на ходу стучит (Жуковский, Пушкин, Огарев), гремит (Фет, Иван Суриков) и «скрыпит» (Некрасов), особенно если она «несмазанная», что бывало часто. Ход ее ленивый, спокойный (Иван Никитин). У Пушкина движение телеги становится аллегорией бытия («Телега жизни»).

Т — Тройка

Это не вид повозки, а способ упряжки — три лошади, причем центральная (коренник) смотрит прямо, а боковые (пристяжные) красиво изгибают головы в сторону. Зимой тройкой запрягали сани, летом — колесный транспорт. Специфически русское изобретение стало национальным символом, чему способствовало воспевание птицы-тройки Гоголем — «Русь, куда ж несешься ты?» («Мертвые души»).

Тройка, пожалуй, лидер по вдохновлению поэтов и композиторов. Тут и пушкинская «Зимняя дорога», и «Тройка мчится, тройка скачет» Вяземского, и некрасовская «Что ты жадно глядишь на дорогу…», а также «тройка удалая» с «колокольчиком — даром Валдая» Глинки… Всех не перечислить. Поэтам нравилась ее лихость и скорость — она «борзая», «бойкая», «лихая», «шальная», «бешеная»; ямщик на ней «ухарский».

Ф — Фаэтон

Это открытый четырехколесный городской экипаж, двух- или четырехместный. Такая разновидность модной рессорной коляски получила название в честь сына бога Гелиоса (кстати, одного из первых погибших в дорожной катастрофе). Если верить классике, фаэтон — «красивый» (Писемский), «хорошенький» (Михаил Авдеев) и «забавный» (Федор Кони).

У Петра Боборыкина мы видим двухместный отлогий фаэтон с открытым верхом, который вдобавок тих в езде. Запрягали в этот «легонький, щегольский» экипаж быстрых рысаков и красовались перед окружающими.

Виртуальный тур по хранилищу карет и конской упряжки в Эрмитаже.

«Культура.РФ» благодарит за помощь в создании материала Ирину Бредихину, научного сотрудника, хранителя фонда «Сбруя. Кареты» ГМЗ «Царское Село».

«>

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector